суббота, 26 марта 2016 г.

К чему может привести энергетический кризис на железной дороге


Когда арабские страны перестали поставлять свою нефть тем государствам, которые поддерживали Израиль. Нефть, мазут, бензин, керосин и дизельное топливо тогда сильно взлетели в цене. И железнодорожные компании на Западе стали крепко подумывать о переходе на электровозы.

Сотворили "Зебулона" из головного вагона попавшей в аварию электрички. Приварили обтекаемые переднюю и заднюю часть. В общем-то ничего особенного. Чем-то подобным в те же годы и чуть раньше занимались и в СССР, и в США. Тоже брали обычные вагоны и приваривали обтекаемый передок для экспериментов с высокими скоростями. Правда использовали не электрическую, а реактивную тягу. 

Только вот потомкам "Зебулона" была суждена жизнь долгая и счастливая в отличии от экспериментальных разработок как советских, так и американских. 

Французская программа строительства высокоскоростных поездов началась в конце шестидесятых. Тогда же был придуман и первый поезд TGV. Правда в те годы аббревиатура TGV обозначала немножечко не то, что сейчас. Сейчас это звучит как Train de grand vitesse (поезд высокой скорости). А тогда, в конце 60-х было Turbine de grand vitesse (турбина высокой скорости). И первый высокоскоростной поезд был газотурбинным.


Он имел пять вагонов — два моторных и три пассажирских. А также скруглённую клиновидную форму передней части, оранжевый цвет, и был артикулированным. То есть тележка приходилась на стык между вагонами. За счёт этого уменьшается масса поезда, зато становится труднее его обслуживать. Потому что уже нельзя взять и просто отцепить один вагон от состава. Нужно сначала приподнять край вагона, потом поставить на рельсы другую тележку и подкатить её под вагон.


Франция в то время имела уже опыт строительства газотурбинных поездов RTG. Эти поезда поставлялись в Египет и США. А один из них мельком показали в фильме "Тутси", который был в прокате и в СССР.

В общем первый TGV был дальнейшим развитием темы скоростных газотурбинных поездов. Просто скорость решили увеличить. Со ста шестидесяти километров у RTG до двухсот и более.

А таким был интерьер первого газотурбинного TGV.

И вот тут в мире разразился энергетический кризис. Топливо стало стоить дорого, что для прожорливого газотурбинного поезда было очень и очень плохо. Эксплуатация высокоскоростных газотурбинных поездов могла стать запредельно дорогой. И французским инженерам пришлось думать о проектировании совершенно нового подвижного состава. 

Так в 1974-м году появился "Зебулон". Имя это было взято у какого-то телевизионного персонажа тех лет. Его построили исключительно для экспериментов. Поэтому над дизайном мудрить не стали. Никто не хотел придать ему запоминающийся и уникальный облик. Вагон от электрички с приваренными обтекаемыми концовками и всё. Вероятно Зебулон был каким-нибудь забавным персонажем вроде Шрека. И кто-то из инженеров, глядя на простоватую мордочку нового изделия, просто решил пошутить. Под этим именем он и вошёл в историю.


На "Зебулоне" обкатывали всё, что могло пригодиться при строительстве новых, уже электрических, "поездов высокой скорости". Тележки, подвеску, тяговые электродвигатели, тормоза и специальные скоростные пантографы. Испытывали его на прямом участке дороги между Бордо и городом Дакс.


Разгоняли "Зебулона" до максимальной скорости в 309 километров в час, что кстати было на десять километров меньше, чем максимальная скорость газотурбинного TGV. Почти за два года испытаний "Зебулон" прошёл миллион километров, 25 тысяч километров были пройдены со скоростями около 300 километров в час.

Эксперименты, проводившиеся на "Зебулоне" стали основой для создания новых электрических поездов TGV. И через два года после завершения экспериментов из заводских ворот выехали два поезда, очертания которых скоро стали известны всему миру. Им дали уже более "человеческие" собственные имена — "Патрик" и "Софи". А в 1981-м году была открыта первая во Франции высокоскоростная магистраль Париж-Лион.


Первый поезд TGV001, тот самый газотурбинный, расцепили. Голову и хвост его поставили на вечную стоянку в качестве памятников в двух разных городах Франции. Чтоб люди знали, с чего началась эра высокоскоростных магистралей в Европе. Только вот о "Зебулоне", вклад которого в создание подвижного состава для ВСМ был огромен, не подумал никто. И от родоначальника всего огромного и блестящего семейства поездов TGV остались одни фотографии.