среда, 21 декабря 2016 г.

Москва: Зачем поездам МЦК фен и воск


Они возят с собой песок в бункерах. Их сушат феном, натирают воском, заправляют водой и поднимают на высоту одной кнопкой, а колёса затачивают, не выкатывая их из-под состава. Заглянем в депо, где обслуживают, ремонтируют и моют «Ласточки».

Июль 1901 года. От станции Москва-П Московско-Виндаво-Рыбинской дороги (позже — Подмосковная Рижской дороги) отошёл первый пассажирский поезд до Ржева, который вёз 83 пассажира. В нём было шесть классных и один багажный вагон.

Прошло больше века, и веерное депо в стиле модерн на Подмосковной стало музеем. В краснокирпичных и деревянных зданиях сохранились секции для ремонта паровозов, цех механообработки, а на крыше — вытяжная вентиляция. Сейчас это единственное московское депо, в котором осталась инфраструктура для профилактического обслуживания паровозов.

Чёрные локомотивы и сегодня стоят рядом с депо, но теперь у них необычные соседи — «Ласточки». Рядом с этим единственным архитектурным ансамблем, уцелевшим в годы Великой Отечественной войны на линии, спустя 114 лет открылось современное моторвагонное депо. В нём обслуживают, ремонтируют и моют поезда нового поколения.

В «косметичке» — щётки, фены и воск

Перед тем как отправиться в депо, состав проходит через моечный комплекс. Он стоит отдельно, в полукилометре. Мы туда не идём, а едем на небольшом автомобиле, каким обычно пользуются сотрудники.


Между рельсами проложены тросы, по которым ходит тележка. Она подхватывает состав снизу и буквально тянет его. Задача машиниста только поставить поезд на тормоз и снять с него. По обеим сторонам рельсов — ряд из нескольких рамок. «Первая рамка — смачивание, вторая — рамка кислоты, которая размачивает грязь. Это щётка предварительного ополаскивания, дальше идёт щёлочь, которая нейтрализует кислоту. А затем две подвижные установки. Они моют непосредственно лобовую часть: сначала правую сторону, потом левую», — показывает систему оператор моечного комплекса Антон Толмачёв.


В конце состав моют обычной водопроводной водой. Сверху ряд огромных фенов. Они обдувают «Ласточку» после мойки, чтобы высушить перед рейсом. Финальный этап — щётки, которые полируют корпус воском.


В небольшой комнате установлен пульт управления. В основном всё делает автоматика. На экране оператор выбирает нужную программу: например, «Мойка сторон» значит, что система вычистит только бока «Ласточки». Ещё один вариант — помыть и бока, и лобовые стёкла. На всю процедуру — 35–40 минут.


За дверью — цех, где стоят насосы. Здесь же хранятся и смешиваются в нужных пропорциях все химические средства для мытья. Под круглыми люками в полу прячется шесть резервуаров с отработанной водой. Дело в том, что поезда моют оборотной водой, то есть после очистки её используют снова; в ход идёт и дождевая.

Фильтры очищают и ионизируют воду, чтобы она не пахла. Также для очистки используют соль и электролиз. Ещё одна установка умеет собирать и прессовать в кубы песок и другой мусор.

От стёкол до чехлов — генеральная уборка

Снаружи «Ласточки» моют раз в пять дней, чаще не нужно. А вот внутри — ежедневно. В каждом из 28 поездов с утра до вечера ездит сотрудник, который периодически убирает туалет, меняет запачкавшиеся чехлы, собирает мусор, а если нужно, протирает пол.

Генеральная уборка проходит в депо по ночам. «Порядка 20 человек в ночную смену выходят и убирают электропоезда, заходящие на ночной отстой. Полностью внутренняя основная уборка: пол, стёкла, чехлы, полочки, санузлы. Кабины машинистов никто не оставляет без внимания. Плюс, если требуется, наружная протирка стёкол», — рассказывает начальник участка производства Виталий Колесов.

Для очистки биотуалетов используют передвижной модуль, который позволяет откачать нечистоты параллельно с техобслуживанием, не переставляя поезд. Чехлы каждые сутки сдают в стирку, утилизируют только совсем не поддающиеся чистке. Полы иногда приходится мыть дважды — много пассажиров, и к вечеру бывает очень грязно. В среднем на уборку одного пятивагонного электропоезда пять сотрудников тратят от сорока минут до часа.

На корпусе «Ласточки» лакокрасочное покрытие, поэтому, если нужно отчистить граффити, используют специальные баллончики с растворителем. Какие именно — выбирает производитель поезда. Оттирают всё вручную. За четыре года эксплуатации «Ласточек» в России перекрашивать испорченные рисунками поезда не приходилось.


Зачем «Ласточкам» песок

В большом и залитом светом депо совсем не холодно. Интересно, что батареи расположены не внизу, как в квартире, а на потолке. Специальная система панелей и рассеивателей буквально отражает тепло вниз, обогревая всё помещение.

На путях стоит по два состава, которые сейчас на ремонте; по бокам — ярко-оранжевые домкраты, поднимающие поезда наверх. При этом тележки, то есть ходовые части с колёсами, тормозами, рамами, остаются на рельсах.


«Машина заходит на ремонт в среднем через каждые 45 суток. Она эксплуатируется на линии полтора месяца, потом заходит на плановый ремонт. Есть мелкие виды ремонта, где идёт замена фильтров, диагностика, есть крупный вид ремонта, когда тяговый двигатель осматривается. Выкатывают тележки из-под поезда этими домкратами», — говорит мастер участка Михаил Золотарёв. Инженер при помощи ноутбука с одного пульта может привести в движение все 20 подъёмников — по четыре на каждый из пяти вагонов «Ласточки».


Какой именно состав стоит на пути, что за вид ремонта ему предстоит и когда он закончится — всё это выводится на экраны. Перед тем как поезд выйдет на линию, работы должен принять специалист.


Здесь же поезда заправляют водой, а ещё — мелким кварцевым песком. Зачем? «Если колесо начинает буксовать, идёт автоматическая подача песка на место соприкосновения колеса с рельсом. Это как АПС — антипробуксовочная система. Подаётся песок, сцепление, естественно, улучшается, прекращается пробуксовка колёсной пары», — объясняет мастер участка. Таких бункеров у поезда четыре. Эта система работает в автоматическом режиме, но машинист может и сам подать песок.


В соседнем зале — необычная машина с целым набором колёс, которая умеет ездить и по рельсам, и по обычной дороге. Это универсальное транспортное устройство; такие ещё называют тракмобилями. «В поезде, допустим, нет машиниста. Он заезжает на рельсы, опускаются колёса, прицепляется к составу, и везём “Ласточку” на смотровую канаву», — добавляет Михаил Золотарёв. Здесь же стоит специальный станок для обточки колёсных пар.


«Снегурка» для путей
Пока «Ласточки» готовятся вылететь в утренние рейсы, в непогоду на кольце трудится специальная техника. Снегоуборочную машину, которая чистит пути, сотрудники РЖД между собой ласково зовут «снегуркой». Двигаясь со скоростью пять километров в час, она сгребает снег и по конвейеру подаёт его в вагоны.

Как часто «снегурка» выходит на пути, конечно, зависит от погоды. Например, 5 декабря за сутки выпало от девяти до 11 миллиметров осадков, и в ночь на 6 декабря техника расчистила от снежных заносов 84 километра железнодорожного полотна кольца. Вывезли тогда около 1,5 тысячи кубометров снега.

А ещё по МЦК ходит электровоз с вагоном-рельсосмазывателем. Он обрабатывает смазочным материалом боковые поверхности рельсов там, где путь изгибается. Это уменьшает износ рельсов и колёс «Ласточек» и снижает шум на поворотах.