суббота, 3 июля 2021 г.

Карс - Сарыкамыш. Турецким поездом по русской железной дороге


Полсотни километров от Карса до Сарыкамыша проще преодолеть маршруткой, но я решил сделать красиво и поехал на поезде. Турция - страна не железнодорожная, и всё же все попадавшиеся станции - Эрзурум, Татван, Ван, Карс. - я осматривал с большим интересом. Впрочем, те станции строила уже Турецкая республика в ХХ веке, и лишь здесь железная дорога - наследие царской России. Первый поезд в Карс прибыл в 1899 году из Александрополя (Гюмри ), а к 1913 году линию дотянули до гарнизонов и складов Сарыкамыша.

Накануне Мировой это было более чем своевременно, и не в последнюю очередь благодаря этой дороге турецкое наступление зимой 1914 года захлебнулось, а к концу 1915-го над всей Западной Арменией парил двуглавый орёл - теперь уже не сельджукский , а русский. Но его сбили выстрелом не из Константинополя или Берлина, а из Петрограда, и вот уже турки маршем шли к Баку. От Сарыкамыша до Эрзурума русские военные в 1916 году успели бросить 170-километровую узкоколейку (750мм), на укладку которой пошло полотно недостроенной линии в Шушу, и за неимение лучшего она продолжила работать и по окончании войны.


Карс называют "анти-Выборгом", но по мне так тут скорее анти-Сахалин с русскими вместо японцев и армянами вместо айнов. По крайней мере Карсская железная дорога вызывает удивительное дежавю с Сахалинской - построенная чужой империей, полностью изолированная от остальной сети и работавшая по иным стандартам. С изоляцией турки покончили лишь в 1939 году, дотянув линию "стефенсонской колеи" от Анкары до Эрзурума. В 1957 году была перешита на европейский стандарт узкоколейка, а в 1962 - и линия "русской колеи" до пограничной Акъяки. Единственный поезд, который ходит здесь ныне - "Восточный экспресс" Карс-Анкара с парой купейных и десятком сидячих вагонов. И вот на нём-то, придя морозным утром на карсский вокзал, мы и решили проехаться до первой остановки.


За вагонными окнами тянулась хмурая холодная степь - подобный кадр с равным успехом можно было бы снять из окна поезда Алма-Ата - Нурсултан, или Ташкент - Кунград, или даже Москва - Улан-Батор.


В пустоте и холоде сиротливо стоят утлые курдские деревни, так же не сильно отличающиеся от казахских или каракалпакских деревень.


Сквозь эту пустоту и тянется тихая однопутка, напоминая о своём происхождении благородной каменной кладкой мостов через Карсачай и дренажей.


Мостовые фермы - на заклёпках, но всё же меня не покидает ощущение, что они уже турецкие, скорее всего - 1950-60-х годов, когда колею меняли.


Приближение станций выдают сосновые рощи, в окрестной пустоте похожие на декорации. Да и сами станции давно уже деталь пейзажа, в лучшем случае разъезды для товарняков - "Восточный экспресс" проходит их без остановок. Вот недалеко от Карса заброшенные турецкий вокзал и русский пакгауз.


На самой крупной промежуточной станции Селим примечательны солидный русский дом, водонапорная башня и высокая платформа с каменной кладкой.


За платформой - ещё один домик времён Карсской области. Русских вокзалов я здесь не припомню, да и вполне может быть, что их не было - случайные пассажиры тут не ездили, а военным касса - это штаб, зал ожидания - казарма.


Впереди показываются первые предгорья Саганлуга.


Прорезанные узкой долиной Карсчая.


С курдскими деревнями соседствуют покинутые русские полустанки.


"Уходит взвод в туман-туман-туман..." - в такую же мглу паровозы везли кубанских пластунов на помощь осаждённому Сарыкамышу. Суровость плато Армянского нагорья обусловлена их высотой: Ереван стоит в километре над уровнем моря, Гюмри - в полутора километрах, в Карсе средняя высота 1760м, в Эрзуруме - 1890м. Ну а Сарыкамыш расположен в 2180 метрах над уровнем моря: на постсоветском пространстве из городов выше только Хорог на Памире . Так что впереди - даже не туман, а облако.


Сквозь мглу поезд прибыл в Сарыкамыш, встретивший пристанционными зданиями русской эпохи.


Вполне себе нашенским кажется и маленький вокзальчик из чёрного туфа.


Но на самом деле он турецкий, и строился, возможно, непосредственно в разгаре Первой Мировой или вскоре после её окончания. Куда как более помпезный русский вокзал простоял около года. Однако успел попасть в кадр поздней осенью 1914-го, когда в Сарыкамыш приезжал поднимать боевой дух православный солдат собственной персоной Николай II.




Комментариев нет:

Отправить комментарий