воскресенье, 11 октября 2015 г.

Москва: Один день работника метро. Служба пути

"Коллекция Транспортного блога Saroavto"
07.12.2012

Начинаем цикл рассказов о профессиях метро. Мы покажем их без журнального глянца — наш корреспондент проведет с работниками московского метрополитена по одной самой обычной смене, общаясь с ними и наблюдая за их работой. Герой нашего первого репортажа — Руслан Мамин, дорожный мастер Службы пути.

Работать в метро Руслан мечтал еще в детстве. В то время в голове состава на краске стекла между вагоном и кабиной машиниста иногда встречались протертые дырочки, и не было для любого мальчишки занятия интереснее, чем, затаив дыхание, смотреть через щелочку, как фары поезда прорезают темноту тоннеля. А однажды, когда маленький Руслан с папой ехал в метро, отец предложил ему: «А ты попроси машиниста пустить тебя в кабину!» И хотя присутствие посторонних рядом с машинистом строго запрещено инструкциями, чудеса иногда случаются: целый перегон будущий путеец проехал в кабине. 

Когда пришло время выбирать профессию после школы, Руслан поступил в железнодорожный техникум. На 4 курсе попал на практику в Службу пути московского метрополитена, куда и пошел работать в 1995 году, отслужив в армии. Начинал монтером, потом стал бригадиром, затем мастером и старшим мастером. В 2005 году курировал ответвление Филевской линии в сторону Москва-Сити еще на этапе строительства, и когда оно было сдано, получил предложение работать там, на 39 околотке – так обозначаются в метро участки пути.

Слева — перегон к «Выставочной», справа — к «Студенческой». 

Сейчас в подчинении у Мамина двенадцать человек – восемь монтеров, три обходчицы и одна стрелочница. Рабочий день, вернее, рабочая ночь начинается у мастера Службы пути в 12 часов с заполнения документов. Время от времени раздаются телефонные звонки – различные службы сообщают о работах, которые необходимо провести сегодня.

Руслан в своем кабинете в блоке служебный помещений на «Выставочной». 

Затем – краткая планерка. Руслан зачитывает своей бригаде документы об обнаруженных на других участках нарушениях, а также намечает фронт работ на сегодня. И по окончанию планерки неожиданно ставит на стол два торта – оказывается, у него два дня назад родился сын! Коллеги тепло поздравляют мастера, а я в краткой беседе узнаю, что жена Руслана тоже работает в метро, а также мама жены и ее бабушка! Если сын Родион, который сегодня приехал домой из роддома, когда-нибудь пойдет по стопам родителей, то это будет продолжение, как говорили в советское время, рабочей династии.

На планерке.

Руслан угощает коллег в честь рождения сына. 

В 2:15 дежурная по станции объявляет по селектору, что напряжение с контактного рельса снято, открываются торцевые двери и рабочие спускаются в тоннель. Ночное окно короткое: уже в 4:50 дежурная «моргнет» освещением в тоннеле, предупреждая рабочих, в 5:00 буден подан первый предупредительный сигнал, а к второму сигналу в 5:15 все обязаны покинуть перегон – в это время снова включается напряжение.

Мамин перед спуском в тоннель.

Рабочие в перегоне. 

Мы с Русланом быстро идем по тоннелю к первому участку работ. Там устанавливается кронштейн для контактного рельса. «У нас на перегоне «Киевская» — «Выставочная» самый большой в московском метро уклон пути, 49 тысячных, — рассказывает Мамин. — При строительстве этого не учли, поэтому на этом месте происходил так называемый угон контактного рельса — сдвижка по ходу движения от силы трения при контакте с токоприемником поезда. Бригадир сообщил мне об этом, и вот теперь мы устанавливаем здесь дополнительный, сдвоенный кронштейн».


Установка кронштейна для контактного рельса.




Точечным шаблоном – специальной рейкой с делениями – Руслан проверяет точность установки нового кронштейна. Допуск составляет не более 6–8 миллиметров!

На следующем участке геогруппа обнаружила, что дренажная труба, по которой грунтовые воды отводятся в перекачку, попала в негабарит – это значит, что ее может задеть поезд при движении. Сейчас там работает сварщик, устраняя замечание.

Сварочные работы в перегоне. 

А мы уже идем дальше по перегону – прямо над нами несет свои воды Москва-река. Начинаем подниматься к «Киевской», пройдя полуторакилометровый перегон почти до конца. По пути Руслан рассказывает, что все недочеты вносятся в график, и каждому присуждается определенный балл. Чтобы не лишиться премии, их надо быстро устранять, а еще лучше – предупреждать. С этой целью проводятся регулярные обходы: путевым шаблоном измеряется ширина колеи, инспектируется подвеска контактного рельса, делаются промеры пути и стрелок, дефектоскопом проверяются путевые рельсы, определяется их износ. Слушая его, понимаешь – к безопасности движения в московском метро относятся крайне серьезно.

Перегон «Киевская» — «Выставочная». 

Наконец, приходим на последний на сегодня участок. Там осуществляется выправка пути – замеры показали, что путевой рельс просел. Воображение журналиста тут же услужливо рисует провисший, как бельевая веревка, рельс, но на самом деле речь идет о миллиметрах, не различимых посторонним глазом. 80-киллограммовым промышленным шуруповертом откручиваются шурупы, рельс поднимают домкратом и выставляют по уровню, используя «карточки» — фанерные таблички разной толщины.

Работы по выправке пути.

Руслан проверяет точность установки путевого рельса. 

Время уже близится к 5 утра, работы окончены, бригада собирает инструменты на тележку и отправляется обратно к «Выставочной». В промежутке между включением тока и окончанием смены в 6 утра рабочие занимаются мелким ремонтом инструментов и оборудования, а Мамин продолжает работать с документами. Если на его смену выпадает еще и дежурство – то нужно остаться до 7 часов, чтобы убедиться, что на линии не обнаружено никаких неполадок. Могут и к начальству вызвать – тогда придется задержаться до восьми-девяти.

Руслан показывает диаграмму с указанием неполадок, которые необходимо устранить. 

Прощаюсь с Русланом, желаю здоровья его новорожденному сыну и супруге. Еду по ночному городу на такси и вспоминаю все, что увидел сегодня. Сопоставляю картину с привычной – сел в метро, доехал до нужной станции, вышел – и снова думаю о том, что пассажиры видят лишь малую часть того огромного труда, что затрачивают работники метро для того, чтобы мы им пользовались. Теперь я буду садиться в вагон совсем с другими чувствами.


использованы материалы